Понедельник, 22 Октябрь, 2018

Вторая часть: Алёна Истилеулова: через все островки своей памяти…

Вторая часть: Алёна Истилеулова: через все островки своей памяти…
EasyDrive
EasyDrive

«Там, где мы рождены – это никак не отменить».

Конечно, родина и рождение происходят от слова «род», который включает в себя генетическую память энергетической привязки к месту, которое определяет каким-то образом каждого со своими особенностями. Мы все привязаны к определенным системам географических координат, нумерологиям наших дат и генетической составляющих наших родителей. Для меня это, как малое в большом, и большое – в малом.

Мама была русской, а папа – казахом, поэтому корни мои уходят в две различные культуры, но которые органично живут. В то же время, Советский Союз, где я родилась, был для меня предметом гордости, потому что я понимала, куда мне двигаться и стремиться, и я есть продукт большего: в Казахстане жили 132 национальности до 1991 года, а после распада Союза люди стали покидать страну, что есть – нехороший знак: греки – уезжали в Грецию, немцы – в Германию, русские и русскоговорящие другие национальности – в Россию.

Я понимаю, что все что происходило и происходит не бывает случайным, а имеет свои глубинные причины и следствия, и для меня важно приблизиться к их интуитивному осмыслению. Именно многие великие ученые и люди, о которых я пишу, обладали этим осмыслением, и через их призму понимания можно постичь то, что бы ты сам не смог понять. Это умение подняться на уровень высшей идеи и сделать человека творцом, ведь в нас заложены все золотые сечения: от пальцев и до самого человеческого тела, созданного по закону Золотой пропорции.

На репетиции c Al-Chemy (Алхимия)

 

Моё творчество – часть моего естества. Искусство не для всех: Никола Тесла и Яков Брюс.

Поэтому, когда я начала писать, я неосознанно постепенно переходила с одного уровня на другой в своих темах, сначала – ощущения с музыкой вместе («Каждый раз ты ждешь Новый год, как сказку…), позже – силы природы из «Ветер перемен» («Ох ты, ветер перемен, ой как свищешь не у дел…»), или Птицы «Мне поведали: птица удачи прилетает в назначенный день, Когда ты ее не ожидаешь, ты не ждешь ее вовсе совсем…» потом – я писала о генералах – князе Багратионе и его личной драме, из-за которой он и оказался на поле боя в 1812 году, или о русском контр-адмирале Бубнове, который по просьбе короля Александра I Карагеоргиевича организовал в Дубровнике Морскую академию и училище, и который последние годы жил в Словении. Меня поразила его ностальгия по Россию, куда он так и не смог вернуться, но дословно писал в прозе в своей книге «В царской ставке» то, что я переложила на стихи, которые легли о нем в основу романса «Разговор с конем»:

Когда я вернусь в Россию – то это будет весной –
Когда яблонь цвет, и вишен, и в воздухе будет – сирень
Когда я вернусь в Россию – то будет там благодать
Когда я вернусь в Россию?… – отсюда рукой подать

От контр-адмирала Военно-морских сил,
Где Царская Ставка стояла, и флот Императорский был
Когда я вернусь в Россию – для кадетов книгу издам,
Андреевский флаг – поднимем, и снова – по лошадям

Потом я перешла к писателям – к Окуджаве, его жизни, о которой знали немногие:

Колокольчики все звенят, –  стеклянные и глиняные,
И скульптурки из елок лежат, – сплетенные, игривые,
Все разобраны по друзьям, как мозаика жизни – твой мир,
Но по-прежнему кто-то ждет приглашение на маленький пир:
«Заходи, заходи, у меня есть джон-джоли»

И потом – к ученым, начав с Льва Гумилева –

Вернулся ты опять издалека, с тем прошлым, где остались все трофеи
Не знал ты, что в миру опять борьба, война здесь – не за жизнь, а за идеи

это то, о чем писали великие ученые, а их слова я просто переводила в призму поэзии – о чем-то, более высоком, о предназначении, об устройстве более высоких сфер порядка (как Никола Тесла не мог жить без одной птицы-голубки – «как ангел к тебе летит поведать как там, в других мирах…Расскажет о струнах небес, присев к голове у твоей постели»).

У меня это происходило на основе уровней куклы-матрешки: движение от самой маленькой девочки-куклы к большому образу макрокосмоса. Самое интересное, как в своей диссертации, где я пишу на основе многоуровнего метода анализа: от индивидуального, до организации, потом – страны, а потом региона и глобального уровня, так я недавно поймала себя на мысли, что в своих романсах я автоматически двигалась от личных ощущений до описания того, что происходит в более высоких сферах, как это чувствовали, например, такие изобретатели, как Никола Тесла:

…И высший закон гармонии в нашей вселенной есть,
Ты слышишь ее как музыку, а музыка – это свет,
И музыка сфер – симфония, симфония небес,
и запретный эфир – ключ к познанию, где есть дуализм небес.

Это не мои мысли, это из дневника Теслы, я лишь придала им поэтическую форму, которая отобразилась еще и в музыке. Тема эфира затронута не зря, – это запрещенная тема в науке. Из таблицы Менделеева была изъята нулевая группа элементов, где был эфир, о котором писал Рене Декарт и Исаак Ньютон  –  еще в 17 веке. Тема эфира напрямую приводит к пониманию, что такое душа. В своем романсе о Якове Брюсе, великом русском ученом 17-го века, с шотландскими корнями, правой руке Петра Первого –  я также затронула тему о душе – размышление о том, какую же девушку-гомункула он создал на основе своих опытов, его возможные поиски, которые, опять, почти все описаны на основе фактов:

Что такое душа? Как ее сотворить?
Духов ты вызывал, с ангелами говорил,
Книгу Еноха читал, в шар хрустальный смотрел,
мудрости меч рассекал, но душой постарел…                                                                

Чернокнижником став, злато из меди создав,
омолодив живою водой, –  о сокровенном мечтал,
Чтобы душу вдохнуть – это не плоть омладить:
равносильно творцу то уменье творить…

Но понимая, что на свете есть свои законы причинно-следственного бытия и высшего порядка, звучит следующая тема:

«Как вверху, так и внизу, как сейчас, так и тогда, –
при полной луне и в маске от блаженства , –
Как Парацельс, сотвори ту алхимию любви
и прошепчи ты формулу Трисмегиста».

Символ книги – идея, а шар – материя. Идея должна быть выше материи. Любляна 2018 г.

 

Моя космическая тема: космодром Байконур, романс о Гагарине, Королёве и Циолковском.

Я родилась в Кызыл-Орде, «Красной столице» (первая столица Казахстана), и этот город находится рядом с космодромом Байконур. Мама даже преподавала космонавтам математику. Когда я была еще маленькой, родители переехали в Джамбул, город с двухтысячелетней историей (сейчас Тараз). С какого-то момента, у меня тема космоса стала встречаться и в моей работе.

Сначала, когда я работала в Казахстане в ИнвестФонде, потом, когда я приехала в Словению на докторскую программу и получила подтверждение, что меня утвердило экспертом по оценке проектов одно из агентств Европейской комиссии из Брюсселя, куда я подавала заявку еще до приезда в Словению.

Среди проектов по оценке альтернативной энергии, сельскому хозяйству, безопасности и других, один был по космосу, спустя еще какое-то время – опять. А потом стали сниться сны. Один из написанных романсов – романс о Королеве, Гагарине и Циолковском; я хотела показать, что эти люди от космоса были связаны, как звенья одной цепочки… Я очень люблю Михаила Казинского, советского культуролога, музыковеда и скрипача, который говорит: «Существует Культура земная и космическая.

Ведь человек – это космический Дух, помещенный в земное тело. Поэтому цели у земной и космической культуры разные». Прекрасные слова, ведь люди от космоса жили высокими идеями. Циолковский, однажды, задав вопрос о Боге, получил с неба сигнал в виде креста и человека, Королев называл свою лунную ракету Н-1 «последней любовью», а Гагарин говорил о полете в космос: «Если быть, то быть первым».

В Португалии, август 2017 г

 

К романсам или песням, которые я сочиняю, я подхожу как ученый,  строго на основе тех фактов, которые имели место в жизни, облекая их в поэтическую форму с микродозой фантазии, только музыка приходит сама, как формула, и тогда происходит взаимопроникновение:

Подбери же ты имя к той звезде, что упала мне на ладошку,
Бержерака и Кеплера захвати, и, давай, посидим на дорожку.
“Если быть, то быть первым”, – ты опять мне повторишь
Если в космос отправишься, как ты нас известишь?

Последняя, последняя, последняя любовь:      
Я лечу на Селену, ты –  на Марс, он – на «Восток»
О полетах и о Марсе ты во сне мне расскажи,
Одержимым останешься в лунной своей любви

Ты узнаешь заветное имя звезды,  на которой еще никто не был
В невесомости снов за пределом Земли,  – ты постиг эту тайну Вселенной
Знак на небе подскажет – и, как крест, озарит
Расскажи, если сможешь, –  есть ли там кто-то вдали…

Выступление в РЦНК (Российский Центр Науки и Культуры) в Любляне со своим романсом “Звезда Селена”, автор – за роялем, исполнитель – Галицкий Андрей

 

Выступление в РЦНК, 2017 г. с авторской песней на языческие традиции «На Ивана На Купала», партия виолончели – Питер Ланг, культурный атташе Германии

 

 

Выступление в РЦНК, 2017 г. с авторской песней на языческие традиции «На Ивана На Купала», партия виолончели – Питер Ланг, культурный атташе Германии

Группа «Балканский Рог» на крыше РЦНК

 

Я представляла Словению на международном фольклорном фестивале ЮНЕСКО в Самарканде. Получилось так, что на неандертальской флейте играл профессор Любен Димкаровский, совершенно талантливый музыкант и замечательный человек. Он работал в оперном театре, и был единственным человеком, который играл на этом необычном инструменте. Когда-то ему подарили копию инструмента, и он у него дома лежал целых два года, пока ему не приснился сон, – и он увидел, как нужно играть на неандертальской флейте – под определенным углом и совсем с другой стороны от той, на которой пытались все играть.

Любен услышал мою песню «На Ивана На Купала» о языческих русских традициях, и, древняя флейта – тидлдибаб – очень хорошо вписывался в концепцию этой песни. Более того, этот инструмент официально признан, как самый древний инструмент на свете. Любен очень хотел, чтобы об этом инструменте узнали как можно больше людей, ведь инструмент еще и был своего рода символом Словении. Я предложила ему поехать с нами, но он был тогда уже болен, и не мог лететь.

Тогда мы придумали ход: мы сделаем видео, где Любен будет играть вступление, после чего я вступаю голосом, а группа – подхватывает. На Фестивале наша группа, единственная из почти 70 стран, которая представили видеоклип. Интересно, что после выступления к нам подбегали зрители и говорили, что мы – лучшие. Любен, несмотря на болезнь, взялся еще и работать с нашей группой и дал нам бесценные экспертные уроки мастерства исполнения.

Мой проект «Балканский Рог» создавался под этнофестиваль в Самарканде, и я видела там вместе людей разных национальностей бывшей Югославии: словенца, хорвата, македонца, серба, боснийца, черногорца и албанца. Они должны звучать вместе в октаве, где каждая из национальностей – подобна нотам, которые, в свою очередь, влияют на определенные органы:

До – влияет на функции желудка и поджелудочной железы;
ре – на желчный пузырь и печень;
ми – на органы зрения и слуха;
фа – на мочеполовую систему;
соль – на функции сердца;
ля – легкие и почки;
си – на функцию энергообмена и согревает тело

Это значит, что если все зазвучат вместе, то наступит оздоровление всех вместе. Хотя группа первый раз представляла Словению на фестивале Sharq Taronalari под эгидой ЮНЕСКО из 69 стран, я не смогла найти для наших музыкантов финансовой поддержки со стороны Словении, хотя мы оббивали пороги многих структур, – но этим заниматься нужно было за полгода или год, но зато в Министерстве нам дали флаг Словении, который я позже передала в РЦНК. Финансовую помощь, в итоге, я «выбила» сама от правительства Узбекистана, потратив часы и дни на переговоры и письма: нам покрыли не только перелет, но и расходы на визу, потому что поездка была под угрозой срыва, и состав группы мне пришлось менять из-за жены одного из музыкантов, которая заявила, что ее муж не поедет на фестиваль без нее.

Из-за этого мы вовремя не послали все необходимые материалы по всему составу и записям песен, так как проходил и предварительный отбор, как на фестивале Евровидения, и, следовательно, не могли претендовать на лауреатов.  Зато мы стали единственными из 69 стран, кто получили льготы, так как музыканты сами бы не осилили все расходы. Этот фестиваль проходил еще и под патронажем президента Узбекистана, и спасибо огромное узбекским организаторам, что они нас поддержали.

Рог – это символ благоденствия, кроме того рог – это был инструмент, также описанный детально Бароном Вальвазором (о котором я написала отдельный романс), он описал традиции игры на роге еще в 17 столетии, и он связан с очень интересными традициями именно этого региона. Рог также относят к разряду сакральных инструментов.  Проект очень хорошо вписывался в концепцию ночи Ивана Купала с другими славянскими языческими традициями ночи Иоанна Крестителя, и с инструментом – рог, и с самой древней флейтой. Более того, традиционная музыка еще в древние времена имела особый смысл.

Аристотель, например, писал, что нельзя проводить эксперименты с музыкой – это разрушает основы государства. Он писал: «Всегда нужно остерегаться введения нового типа музыки, как возможной опасности для государства. Так как изменение стиля музыки всегда сказывается на важнейших аспектах политического уклада…». С этой точки зрения можно объяснить мудрость того же узбекского лидера, который в течение более 20 лет проводил и проводит (уже новый Президент продолжает эту преемственность) фестиваль традиционной музыки.

Поэтому, самый старый инструмент на земле, который нашли в Словении, остался звучать в моей песне на русские языческие традиции благодаря любимому нашему другу – македонцу Любену Димкаровскому. Это значит, – что историческая память в 67 тысяч лет, как матрица, наложилась на древний праздник с помощью музыки, усилив его свойства.

Любен был первый, который мне рассказал, что профессионалы от музыки, – музыковеды, знают, что есть частоты, на которых нужно слушать музыку. До начала второй мировой войны была частота в 432 гц, которую изменили на 440 гц -что означает, что камертон настроен на эту частоту, на ноту «ля». В эпоху классицизма, барокко, “ля” играли на частоте 415 гц.

Первая попытка массово изменить волны была в 1884, но Дж.Верди приложил усилия, чтобы не меняли.  Незадолго до Второй мировой войны, в 1936 году, Геббельс пересмотрел стандарт на 440 Герц — частоту, которая воздействует на мозг человека и может быть использована для управления огромным количеством людей. Позже – уже после войны, известная организация ISO утвердила этот стандарт для всего населения.

 

По натуре я – кочевник: Алма-Ата, Любляна, Прага, Лондон, Вашингтон – в поисках разнообразия…

Я всегда с радостью приезжаю в Алма-Ату, на родину, к друзьям, хотя уже их осталось не так много. Самые близкие подруги, – Ларита, – уехала и живет в Англии, другая, Зада – во Франции. Кстати, с ними и общаюсь, как будто бы вовсе и не уезжали. Самая близкая подруга – с 4 лет, – с ней мы регулярно общаемся – она два раза была здесь, в Словении, так как часто выезжает на различные конференции. Я по натуре – кочевник, а в душе – ученый, и мои исследования уже включили в себя и Казахстан, и Словению, и, конечно же, Россию, и Центральную Восточную Европу, поскольку я уже и находилась в этом регионе. Но я скучаю по тому, что называется “diversity” – разнообразия – в мнениях ученых, в представительстве разных народов и культур, и в разнообразии своих исследований.

Каждая страна или город воспринимаются через личную систему мироощущений. Мне нравятся многие места в Словении: от Люблянского замка (который от меня в 10 минутах) до Богеншперка, и от оперы и Цанкарьева дома до Уршулинской Церкви святой троицы и Мини-театра, который я обожаю, потому что там играют всё: от образовательных спектаклей, таких как «Čarovnica Hillary gre v opero», и до cпектакля про Марка Шагала.

В Любляне можно услышать все – от признанного Дениса Мацуева  и исполнений на Конгрессном trg. Летних фестивалей и до филармонии, где можно увидеть неизвестных, но великолепных, например,  студенческого оркестра Нидерландов, где только 10% – музыкантов, а остальные – имеют другие профессии и параллельно играют в оркестре самые сложные произведения – от Стравинского до Шумана. Есть особые места – опера или любимое место SAZU, Словенская Академия науки и культуры, где я обожаю концерты средневековой музыки.

Есть и другие места, куда хочется идти, о них я написала в романсе о Любляне:

Где холмы безмятежные, и речек потоки журчат –
из окна ты увидeл здесь в зелени старый град.
И мощеные улочки, где брызжет фонтан трех рек.
И звон колокольный льется, оставив невидимый след

Ах пора, где пьянящий дождь, память твою хмелит –
до поры ожидания, где курентовый звон прошумит
Ах, – эти искры вечности и многоликость слов  –
будут помнить тебя в бесконечности этих нетленных миров

Как Златорог легендой, что жил у Триглава Альп.
И рог, что из злата имел он: так ищем духовный храм
Две боковые часовни: святого Николы храм.
С этой крыши увидел ты, – весь град на ладони там     

Ну а припев – другой:

Возвращайся под небом этого дня.
Возвращайся, чтобы вспомнить себя.
Тромостовьем мосты протяни – через все островки своей памяти,
Чтобы вспомнить, что там, – позади

В каждом городе есть свои непередаваемые ощущения. В регионе Центральной и Восточной Европы самый любимый мною город – Прага, которая привораживает своей энергетикой, центр древних легенд, наук, искусств, театров и место притяжения всех архитекторов, композиторов и писателей. Это и то место, наряду с Лондоном и Вашингтоном, куда мне хочется приезжать вновь и вновь и идти по различным местам, начиная с Карлова моста и заканчивая оперой «Русалочка» Дворжака.

 

Муки творчества: писала музыку к празднику Ивана Купалы жаркой ночью в штате Иллинойс на 11 этаже университета.

Для меня воплощаться как композитор и исполнитель – скорее реализация части своей просветительской деятельности. Первые композиции были написаны мной еще в школьные годы, из которых осталась только песня «Марионетки» на стихи Пьер-Жан Беранже. Потом, в институте были какие-то попытки писать стихи, уж и не знаю, – где они…Другая волна творчества возникла в США, куда я приехала из Словении в 2012 году, чтобы подготовить план по будущей диссертации в библиотеке Иллинойсского университета в Урбане-Шампейне.

В ночь с 6 на 7 июля, на день Ивана Купалы, я, сидя на 11 этаже и изнывая от жары, ночью, нашла в интернете стихи про этот праздник, и именно в эту ночь написала музыку, чуть позже я досочиняла стихи, чтобы расширить версию этой песни. Я всегда к ней возвращаюсь, как к своему «первому дитя», наверное потому, что именно в этой песне задействованы все стихии – земли, воды, воздуха и огня.

Моя музыка и поэзия не имеет никакого отношения к массовой аудитории, поскольку я пишу об ученых, и о явлениях другого порядка, поэтому я особо не рекламирую свое творчество. Я это делаю, в первую очередь, для себя, – и для очень узкой аудитории людей.

У меня есть цикл песен, написанных на поэзию Серебряного века, цикл Гете  и Прешерна, и цикл на латинском языке и на стихи теологов. Мое любимое – «Omnis mundi creatura». Все творения мира — для нас как книга, картина и зеркало, — так писал французский теолог-мистик Алан Лилльский, живший в 12 столетии.

Но дети, например, – очень интуитивная публика, которые бессознательно понимают все, и мне нравится исполнять для них. Поэтому некоторые песни я написала для детей, чтобы они знали любимых героев наших сказок, на которых выросли их родители. Две из моих детских песен получили первые места на международном детском фестивале песни «Веселый Ветер» в 2014 и в 2015 гг в Словении, именно в эти первые два года детский конкурс был открыт еще и для взрослых исполнителей, таких как я, композиторов, где я исполняла «Песню о Нике», которую написала для дочки моей племянницы, и «Я совсем как тот Мюнхаузен».

 

Как научиться быть милосердным, стать меценатом и радовать других своими «полётами».

Венецианский Фестиваль, 2015 г. – почти как Мюнхаузен, но

Например, если сделать анализ моей песни о Мюнхаузене, то он будет состоять из нескольких уровней восприятия индивидуального сказочного героя: cтрану, которую он представляет, и миссии, которую он выполняет.

Во-первых, это – сказки о бравых мужчинах «в самом расцвете лет»: Мюнхаузена, Ходжи Насреддина и Карлсона, у которых –  высокие идеи и благородые поступки (как это должно присутствовать у мужчин), но, которые не могут прожить без женщины, «Кикиморы», той, которая наставит их на истинный путь на основе своего интуитивного восприятия мира (как это должно быть у женщин). Конечно же, Кикимора – это еще и славянский символ, и ее днем рождения считают 2 марта – день богини Мары. Именно в этот день прощались с зимой и встречали весну.

Во-вторых, очень важно родителям научить ребенка, чтобы он сам себя «поднимал за загривок», как Мюнхаузен, научиться быть милосердным и понимать истинный и глубокий смысл меценатства, как Ходжа Насреддин, и радовать других своими «полетами», как это делал Карлсон. А еще, это синтез – соединение, когда во всем многообразии глобального мира ребенок сможет не только увидеть целостность, но и умение понять, что за каждой культурой стоит свое высшее предназначение.   В-третьих, мало кто знает, что все эти герои сказок имеют под собой реальных прототипов: Соловьёв Леонид в русской литературе написал книгу о народном мудреце, жившем в XIII столетии – Ходже Насреддине; Мюнхаузен – это немецкий барон, который был ротмистром русской службы в первой половине 18 столетия, который приехал в Россию в качестве пажа. А Карлсон – это современный герой, и, как многие писали, был прототип Германа Геринга. Астрид Линдгрен и Геринг познакомились в 20-е годы, когда последний устраивал авиашоу в Швеции, он любил поесть, и повторял фразу, что он  «мужчина в самом расцвете сил».

Я совсем как тот Мюнхаузен, – за загривок себя подниму,
И несет меня ветер яростно – над землей на ядре я лечу
И я уток поймаю на сало, приземлюсь в дымовую трубу
Метким выстрелом под Ганновером  с колокольни коня отпущу

Я совсем как Насреддин Ходжа, – как простак и юродивый я.
Помоги, осел, мне бедному, помоги обогнать скакуна,
Помоги мне всех нищих радовать, я для них клад ищу у реки,
Помоги мне глаголить истину, в тех скитаниях у Бухары!

Я совсем как Карлсон маленький, но на спинке несу свой мотор,
И потребность в варенье сладеньком, – Для полета мне нужно оно,
Малышей ведь мне надо радовать – пока взрослые так заняты,
Ну а кто меня будет баловать  – сред стокгольмских крыш, суеты
?

Мой Мюнхаузен пригорюнился, и мотор у Карлсона встал,
У Ходжи Насреддина горюшко – из-под ног ишак ускакал.
Я отправлю их всех к Кикиморе, – мудра женщина, – одарена,
хоть болотного происхождения – знает ритмы природы она.

 

Мой новый творческий проект –  “Алхимия” или, в английском варианте »Al-сhemy«.

После репетиции «Алхимии», я запекла утку с яблоками, мы выпили вино и сфотографировались на мобильник, декабрь 2017.

Группа “Алхимия” или, в английском варианте »Al-сhemy«  – Зоран Мосич (Югославия, исполнитель, кларнет, Питер Ланге (Германия, виолончель) и я (рояль, автор песен). Выступаю я много лет под именем Алена Султанова – как композитор и автор. Это трио, поскольку в алхимии, Трисмегист определил основу – три ключевых элемента Закона Треугольника: сера, ртуть и соль. Миссия `Алхимии´ – пропагандировать знания о великих людях, которые изменили этот мир, ученых средневековья, о природе в разных ее проявлениях и понимании смысла жизни.

Зоран Мосич – родом из Пулы, и с 15 лет уже играл как член духового оркестра Югославской Армии на кларнете, саксофоне, а также на гитаре, и форпепиано. После обучения в Любляне на университетского технолога обработки пищи, он работал в фармацевтическом и пищевом бизнесе и успешно играл 10 лет в “Sunny Orchestra” для Радио Словения-1. Он мне помогал также с проектом «Балканский Рог», которую мы представляли на фестивале ЮНЕСКО в Самарканде в 2015 с концепцией Ивана Купалы.  Питер Ланг – химик по образованию и немецкий дипломат, работающий в Посольстве Германии в Любляне как культурный атташе. После 4 лет основного музыкального образования, он продолжил уроки виолончели, играя по автодидактическому методу. Питер является членом Берлинского Ärzte-String Quartet и виолончелистом Берлинской Hauptstadtoper, независимой оперной компании. Этот проект – эксперимент, мы пока подготовили три мои песни. Я особо никогда не рекламировала ни свои проекты, ни песни, и особо группу, потому что я понимаю, что мы не для массовой публики. Каждая песнь – это глубокая вещь о людях, о которых мы знаем все и, в то же время ничего. Трио – вещь условная, мы можем перетекать из состояния дуэта в трио, или даже в квартет, в зависимости от целей, занятости и от того, где мы будем завтра: здесь, в России или, например, во Франции. Скорее, мы будем ориентироваться на те приглашения, которые соответствуют нашей миссии.

 

Моя благодарность моим верным друзьям и добрым учителям.

На профессиональной стезе мне помогал мой верный друг и учитель, Оливер Рудстон де Баер, необыкновенная личность, которого еще мальчиком в годы обучения в Кембриджском университете колледжа Тринити был делегирован встречать Черчилля.  С ним я познакомилась в тот день, когда мне вручали диплом магистра. У нас был первый и единственный выпуск, который удостоился чести: нам вручали дипломы Президент Казахстана.

Оливер присутствовал на этой процедуре будучи Советником Европейского Союза в Казахстане и председателем Попечительского Совета КИМЭП. Уже годы спустя нам довелось вместе поработать. Именно у него я научилась, как писать правильно аналитические отчеты, – а это – целая наука, и правильно планировать день. Помимо того, что он был Профессионалом с большой буквы, он был еще и совершенно неординарным человеком.  Будучи антропологом и банкиром, он мог петь голосом Шаляпина «Блоху», цитировать Пушкина и Тютчева часами, рассказывать о гениальной игре Яши Хейфеца и раскрывать тайный смысл симфоний Бетховена, не будучи музыкантом.

Еще он обладал блестящим чувством юмора и цитировал на 12 языках поэмы, как на родных французском и английском будучи бельгийцем, живущим в Лондоне, так и на португальском и арабском, и обалденно вкусно готовил блюда индийской кухни. Всю команду проекта он часто водил в рестораны, и мы, в ответ, – часто приглашали в гости на домашнюю кухню, – и поэтому у нас была очень дружная команда.

Другой человек, который помогает мне своими ценными советами в Словении – католический священник Сильво.  Он меня нашел через РЦНК, услышав, как на одном из концертов я играла свой романс на стихи Пушкина «Талисман», связался со мной по телефону. Для меня такое знакомство было огромной честью, потому что он, совсем не зная меня, пригласил меня сразу выступить на день святой Екатерины Александрийской, патроны его католической церкви, со своими романсами перед большим количеством людей.

Накануне у него был еще и юбилей, и это было вдвойне почетно. Предварительно перед концертом я послала ему на электронную почту перечень романсов, и он выбрал из них именно те романсы, где затронута тема духовности. Поскольку я пишу, в основном, на русском языке, я подготовила компьютерную презентацию с некоторым переводом, кратким описанием и картинами того, о чем я пою, чтобы словенцы поняли русский язык, на котором я пою.

Познакомились мы в тот же день выступления, и с тех пор мы с ним общаемся. Он мне очень помогает и нужными советами и делами, за что огромное ему спасибо и низкий поклон. Есть много других людей, которые, конечно же, повлияли на мою жизнь в разные периоды времени, за что им всем большое спасибо, и прежде всего, – моим напарникам по «Алхимии».

 

Мои пожелания читателям газеты «Славянский бульвар».

Прежде всего, я хочу поблагодарить Вас за приглашение дать интервью Вашей газете, и начать с пожелания Вам, желаю, чтобы Вы смогли нести свое высшее предназначение – «глаголом жечь сердца людей», как говорил любимый нами Пушкин, а также открывать для читателя, что именно «знание – это сила», как писал великий ученый всех времен, английский философ и политик, Фрэнсис Бэкон, которого также часто ассоциируют с образом Шекспира, под этим псевдонимом , как пишут некоторые исследователи, он, вероятно, создавал художественные произведения.

Читателям Вашей газеты, я бы хотела пожелать, чтобы каждый мог в себе открыть свойства высшего порядка: умение подняться над каждодневным уровнем мелких проблем и суеты и спросить себя, что он сделал в этой жизни из того, что сделали наши сказочные герои из песни о Мюнхаузене? Если читатели хотят также откликнуться и написать мне свои мысли, пожелания или предложения, то буду рада услышать их на  yelena.istileulova@fulbrightmail.org   c темой «от Вашего читателя».

 

                  

Оставьте свой комментарий...

Комментариев

0

Автор публикации

не в сети 2 недели

Администратор

0
Комментарии: 0Публикации: 1955Регистрация: 21-07-2016

About The Author

Related posts

Оставить ответ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*

Генерация пароля