Connect with us
Один день Дениса Ивановича Один день Дениса Ивановича

Авторская рубрика Андрея Титова

Один день Дениса Ивановича

Published

on

Если вам не удалось занять место судьи, вы всегда можете занять место подсудимого.

            После статьи о неоднозначном судебном процессе по обвинению Валерия А. в перевозке нелегальных эмигрантов, мне поступил звонок от читателя. Мужчина на другом конце провода, представился и предложил свою историю уголовного дела и судимости в Словении. Назовём его Денис Иванович (имя и отчество изменены).

            Забегая вперед, скажу, что история на меня произвели шокирующее впечатление простота юридических процедур доказательства вины, правовое толкование норм уголовного кодекса Республики Словении, казуистика и человеческая стойкостью героя истории. Позже Денис Иванович предоставил копию приговора, заверенную судебным переводчиком, чтобы я не сомневался в правдивости его слов и фактических обстоятельств уголовного дела.

Один день Дениса Ивановича

Реклама

Итак, Денис Иванович, почти пятьдесят лет, эмигрант из одной из стран СНГ, имеет высшее инженерное образование, женат, у него многодетная семья, несовершеннолетние дети, он  гражданин ЕС и обладатель ПМЖ Словении.

  — «Мы достаточно долго выбирали страну для проживания в Европе. Переезд был важен в первую очередь для моих детей, я хотел, чтобы они развивались и воспитывались в другом обществе, мне это было необходимо в том числе из-за моей политической активности против деятельности правительства моей страны.

            В Словению мы переехали в 2016 году, страна нам понравилась. Сначала мы жили в Любляне, потом сменили место жительства на другой регион. У нас была своя компания (D.O.O.) с деятельностью в области туризма. Также я зарегистрировал S.P. (индивидуальный предприниматель), получил лицензию на такси и пассажирские перевозки. У меня было два автомобиля и наёмные работники. Часто я был сам за рулём и выполнял заказы.  Заказы и клиентов мы получали от диспетчерской службы Gett Transfer. За диспетчерские услуги мы оплачивали 150 (сто пятьдесят) евро в месяц. У автомобилей на крыше были закреплены таблички такси, светящиеся в темноте. Каждая автомашина была оборудована таксометром.

День 27 октября 2019 года я запомню навсегда.  Я получил заказ от оператора на перевозку четырёх человек из Ново-Гориции (Словения) в Триест (Италия) до железнодорожного вокзала. Стоимость перевозки составляла 150 евро. Платили водителю наличными. В этом случае я отдаю квитанцию строгой отчетности клиенту.  Оператор передала мой номер телефона в WhatsApp, и мы согласовали встречу и время. Разговор был на английском.  Я подъехал в назначенное время, ко мне в машину сели четыре человека. Опрятно одетые, по виду из Ближней Азии. Навигатор определил маршрут по Словении с выходом на трассу 1.

Один день Дениса Ивановича

Мы проехали буквально пять минут и машину заблокировали военные и полиция. После этого всех вывели из машины и положили лицом на асфальт. Произвели тщательный обыск автомобиля и  отправили меня в тюрьму  города Копер. Мне больше суток не давали позвонить супруге, не было переводчика. Я отказался подписывать бумаги и вину не признавал. Нелегальных эмигрантов – беженцев (Иран, Сирия) быстро допросили и отправили в Хорватию. Согласно их показаниям, они заказывали такси через знакомого из Франции. Водителя такси ранее не знали и не обсуждали с ним поездку. О том, что они без законных документов, ему не сообщали.

       На каждом этапе расследования мне предлагали признать вину, я бы тогда получил 6 месяцев заключения. Но я вину не признал. Наняли адвоката, предоставили доказательства. Но ни мои положительные характеристики, ни гражданство ЕС, ни моя многодетная семья, ни полное неведение о незаконности нахождения беженцев на территории Словении не повлияли на позицию прокурора. Каждое заседание — новый прокурор. Им некогда из-за потока аналогичных дел, да и, наверное, нет желания изучать дело. Я иногда задавал вопрос прокурору: какая у меня фамилия, откуда я и другие факты из дела.  Они не могли дать ответы на эти вопросы и нервно листали папку дела.

Один день Дениса Ивановича

Доказательствами моей вины стали следующие обстоятельства:

  1. Не был включен таксометр. Мы с адвокатом объяснили, что в случаях, когда стоимость поездки оговорена оператором Gett, то по правилам пассажирских перевозок он не включается.
  2. Покрывало на заднем сидении. Якобы, потому что беженцы обычно грязные. Я рассказал, что у меня почти новый автомобиль 2018 года. А маленькие мои дети пачкают сидение ногами, поэтому я закрыл дополнительно покрывалом задние сидения.
  3. Когда всех забрали из машины, кто-то на сидении оставил бумажку на фарси. Инструкция как нелегальный эмигрант должен просить статус беженца. Какое отношение это бумага имела ко мне не понятно до сих пор.

       Ещё во время нахождения в тюрьме города Копер, я объявил голодовку, требуя справедливого и честного судебного разбирательства. За три месяца я потерял 25 кг веса, и моё здоровье сильно ухудшилось. Мне пришлось прекратить голодовку, когда я потерял сознание, долгое время я с трудом мог передвигаться.  Хочу отметить, что сотрудники в тюрьме относились ко мне с уважением и даже при встрече, когда никто не видел, пожимали мне в качестве приветствия руку.

        В итоге по приговору суда я получил 11 (одиннадцать месяцев) и штраф 2000 евро. В апелляционном суде моим адвокатом стал один из лучших адвокатов страны, прекрасно говорящий на русском языке, Иво Грлица (Ivo Grlica, e-pošta: ivog@grlicalaw.com) и, благодаря нашим общим усилиям, наказание по приговору было смягчено до 7 (семи) месяцев заключения и 2000 (две тысячи) евро штрафа. С учётом карантинных мер сроки и места отбытия наказания менялись.

Один день Дениса Ивановича

Что я могу сказать о тюрьме и о поселении, где последние месяцы я отбываю наказание.

        Мне есть с чем сравнивать. У себя на родине я занимался политической деятельностью и поэтому неоднократно отбывал административный арест в СИЗО. В Словении, конечно, более комфортные условия. Например, в тюрьме это как правило, комнаты на двух-трех человек. Однако, иногда мест на кроватях не хватало, и кто-то спал на матрасе на полу. В этом случае я писал жалобы руководству тюрьмы, так как свободного места в комнате оставалось очень мало. Я считаю, что кормление также оставляет желать лучшего. Практически все докупали продукты в магазине тюрьмы.

      Так как контингент очень многонациональный, но в основном из стран бывшей Югославии и Ближней Азии (Сирии, Ирана, Пакистана), какой-то особой тюремной субкультуры я не увидел. Запомнились мне два человека, с которыми я встретился в тюрьме.  Один благодушный дедушка, словенец. Ему дали 30 (тридцать) лет за двойное убийство родственников из-за собственности на дом.  Добрый, гостеприимный. Всегда всех угощал конфетами. И русский, очень богатый предприниматель Михаил. Он ожидал экстрадиции, но так как ранее получил политическое убежище в Польше, в принудительной поездке на родину ему отказали. Очень начитанный, мне запомнились его слова про жизнь в тюрьме «Ты должен постараться делать праздником каждый день!».

Мне осталось несколько дней до долгожданной свободы. Но у меня нет злобы на Словению, так как я понимаю, что с нелегальной эмиграцией нужно бороться. Тем не менее в дальнейшем планирую пройти все судебно-надзорные инстанции вплоть до Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге.  Сейчас же одно желание: побыстрей вернуться домой, к своей семье».

Мы проговорили пару часов, и закончилась энергия в батарейке телефона. Мы распрощались, я пожелал Денису Ивановичу удачи и скорейшего возвращения в нормальную жизнь.

Один день Дениса Ивановича

Размышления о юридической стороне этого уголовного дела привели меня к следующим тезисам:

  1. Когда судебные дела определённой категории уголовных дел (в данном случае ст.308 УК Республики Словения) становятся на конвейер, у обвинения и главное у суда «замыливается глаз», внимания к критериям допустимости и относимости доказательств в уголовном процессе уделяется меньше или они частенько игнорируются. Это характерно для правовых систем многих стран.
  2. Неизменный, закреплённый в Конституции и Уголовном Кодексе принцип уголовного права – “принцип презумпции невиновности” фактически плавно заменяется на принцип “объективного вменения”.
  3. Нарушение права на справедливое судебное разбирательство имеет свойство «размножаться» впоследствии и на другие составы преступления, предусмотренные Уголовным законом страны.
  4. Демократия – это, прежде всего, постоянная борьба за свои права и свободы. Ни одно государство, а от имени государства действуют конкретные чиновники, без критики не будет вести свою деятельность во благо большинства населения страны.
  5. Проживающие в Словении иностранные граждане на основании ВНЖ/ПМЖ имеют право критично высказывать свою позицию по актуальным вопросам.
  6. Именно активная жизненная позиция граждан Европы сделали европейское пространство не идеальным, но лучшим образцом социальных гарантий, благосостояния и равенства людей, прав и личных свобод граждан в мире.

Автор текста: Андрей Титов.  

Изображения из открытых источников.

Вопросы, комментарии и предложения:

Comments

Прочитайте также

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Отказаться