Connect with us
Сергей Судейкин и «Голубая роза». Сергей Судейкин и «Голубая роза».

Пыль веков

Сергей Судейкин и «Голубая роза».

Published

on

Сергей Судейкин (1882 г.р.) мечтал, чтобы его картины дошли до России, из которой он эмигрировал в 1920-м. Вместе с другими русскими художниками он вскоре обосновался в Париже, потом – в Америке, работая с русскими театральными труппами в качестве театрального художника.

В конце жизни, уже тяжело больным, Судейкин решил передать тысячу своих картин в Россию, но поскольку связь с СССР практически была прервана, то он передал картины некому Семёну Акимовичу Болану, скупавшему на аукционах Берлина книги, картины и другие культурные ценности, распродаваемые в огромном количестве Советским Союзом.

Потом Болан продавал книги в университетские библиотеки, главным образом – в американские, а картины уходили любителям русской живописи. Но в данном случае картины не были предметом коммерческой сделки.

Судейкин просто доверил свои картины, по большей части театральные декорации, выполненные им когда-то для постановок в Метрополитен-Опера и в других театрах, надежному человеку, который мог передать их, после смерти художника, в СССР. Не продать, а просто передать. Таким было его завещание.

Реклама

Умер Судейкин в 1946-м в Америке, а спустя несколько лет, в начале пятидесятых, в США приехала с гастролями труппа Большого театра и, пользуясь случаем, Болан решил встретиться с Галиной Улановой и передать ей завещанные Судейкиным картины. Но Галина Сергеевна наотрез отказалась принять этот дар.

Тогда Болан решил распорядиться картинами по-своему и начал распродавать их по дешевке – всем, кто соглашался их купить. В этой коллекции было также несколько картин Натальи Гончаровой и других русских художников.

Сам Судейкин был плохим коммерсантом и, вложившись в конце жизни в американское кабаре с русским названием «Привал комедиантов», украсив его своими замечательными панно, он разорился: предприятие оказалось убыточным.

Тогда вместе с его личными сбережениями исчезли и сбережения его жены Джин Палмер-Судейкиной, которая после смерти мужа, чтобы как-то сводить концы с концами, вынуждена была продавать не только картины и архив художника, но и свои домашние вещи.

Вот тогда-то архив вместе с несколькими картинами художника приобрёл русский эмигрант, любитель русской театральной живописи, Никита Лобанов-Ростовский. В 1970-м году он продал его в ЦГАЛИ. Так бесславно закончилась жизнь когда-то очень популярного и очень талантливого художника начала XX века Сергея Судейкина.

О художнике известно очень немного, главным образом по его участию в знаменитой выставке «Голубая роза» (1907), объединившей на рубеже XIX-XX веков молодых художников, ставших предтечей русского авангарда, своеобразным предисловием к нему.

Голуборозовцы формально не были организацией, их объединяло другое: общее творческие видение, сформированное в общей среде, т.к. у них были одни учителя и одни кумиры, общие интересы и общие эстетические ценности. Был у них и свой печатный орган – журнал «Золотое руно», лучший и самый богатый журнал того времени.

Продолжая линию мирискусников, голуборозовцы дистанцировались от них, отказавшись от изобразительности и предметности. Важно стало выражение непосредственности, в котором главное место занял примитивизм, корнями уходящий в народный лубок и древнерусскую иконопись.

Через «Голубую розу», как через чистилище, прошли Ларионов и Гончарова, Кандинский и Малевич, братья Бурлюки и поздний Валентин Серов. Сергей Судейкин – тоже один из ярких представителей этого движения.

Но художник не пошел дальше символизма, его живопись не переросла в авангард, оставшись символической, хоть и в значительной степени сниженной наивностью примитивного лубка, утрированностью красок и композиции, ироничностью и романтизмом. Этот дух живописца хорошо передал близкий друг художника Михаил Кузмин.

С. Судейкину

Оставлен мирный переулок
И диссертации тетрадь,
И в час условленных прогулок
Пришел сюда я вновь страдать.
На зов обманчивой улыбки
Я, как сомнамбула, бегу, –
И вижу: там, где стали липки,
Она сидит уж на лугу.
Но ваше сердце, Лотта, Лотта,
Ко мне жестоко, как всегда!
Я знаю, мой соперник – Отто,
Его счастливее звезда.
Зову собачку, даже песик
Моей душой не дорожит,
Подняв косматый, черный носик,
Глядит, глядит и не бежит.
Что, праздные, дивитесь, шельмы?
Для вас луна, что фонари,
Но мы, безумные Ансельмы, –
Фантасты и секретари!
(М.Кузмин. «Прогулка» – картина С.Судейкина)

Голуборозовцы формировали свою мифологию, но не отрывались от земли, как это сделали потом беспредметники, супрематисты и абстракционисты. Символисты поднимались над землёй, чтобы посмотреть на нее свысока и другими глазами, ощутить глубину смыслов, скрывающуюся за видимой поверхностью вещей.

Сергей Судейкин и его поколение пришли на смену Врубелю, Серову и Коровину, шагнув в новый век с другим видением реальности. Творчество Судейкина формировалось под сильным влиянием близкого друга Константина Сомова.

Та же утрированная манерность, только не XVIII века, а XIX, те же маркизы и пасторальные сцены, гротеск, пародийность и театрализация. Даже названия картин Судейкина очень характерны: “Восточная сказка”, “Пастораль”, “Венеция”, “Сад Арлекина» и другие.

Театрализация и театральная декорация – отличительная черта его творчества, а приверженность к театральной теме красной нитью прошла сквозь всё его творчество. Сергей Судейкин изображал кукольный театр, балаганы, балет, масленичные гуляния, итальянскую комедию. Его имя неразрывно связано с известными театральными режиссерами: Таировым, Евреиновым, Мейерхольдом и Комиссаржевской.

К оформлению сцены он подходил как художник, часто забывая об актерах, терявшихся на фоне его ярких декораций. И после эмиграции его жизнь,и в Европе, и в Америке, тоже была связана в основном с театром.

Личная жизнь Сергея Судейкина была бурной, как и у всех людей этого круга. Женившись по страстной любви на актрисе Ольге Глебовой, через год он объявил, что больше не любит ее. Потом она найдет его дневник, в котором с ужасом прочитает о чувствах, которые ее муж испытывал к Михаилу Кузмину, жившему с ними в одной квартире. Такие “высокие отношения” в то время были почти нормой.

Потом была женитьбе на другой актрисе, ставшей сначала любовницей, а потом и женой Игоря Стравинского. Наконец, третий брак на американке, оказался более-менее удачным, если бы не его коммерческие эксперименты, разорившие семью. В конце жизни Сергей Судейкин тяжело болел и умер в полной нищете.

Автор: Тина Гай

Вопросы, комментарии и предложения:

Comments

Прочитайте также

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Отказаться