Connect with us

Портреты

Сказочная страна, две дочки, третье высшее образование, но главное: разобраться в себе! (Часть 1)

Published

on

alina kolomiets01

Очаровательная выпускница Гнессинки, Алина, рассказывает о своей учёбе в Люблянской музыкальной академии, об отношениях со словенцами и о меланхолии, которая не позволяет стоять на месте.

СБ – Алина, когда вы с семьёй приехали в Словению и какова причина смены места жительства?

Алина – В Словению я, как жена декабриста, приехала 7 лет назад за мужем, так что мы, можно сказать, уже старожилы. Муж получил работу и потом привёз нас отдохнуть на лето и нам захотелось остаться навсегда. Очень понравилось в Словении.

СБ – Что вас так привлекло в этой стране?

А. – Мне кажется, я банальность сейчас скажу, но я была шокирована красотой природы в этой маленькой стране. Первое, что увидели – Блед. Разве можно москвичу устоять перед таким очарованием!? Островок, горы – пейзаж, как на картинке.

Но мы не сразу вырвались в Словению. Ещё год после принятого решения мы оставались в Москве, чтобы учить язык. Для меня очень было важно приехать уже с какой-то подготовкой, я неуютно себя чувствую, если не могу ответить на вопрос, например, в магазине. Мне было необходимо хоть немного знать язык. В Москве мы нашли курсы словенского и таким образом занимались подготовкой целый год. Потом почувствовали себя более уверенно.

Сказочная Словения

Сказочная Словения

СБ – Алина, Вы закончили Российскую академию музыки имени Гнесиных, «Гнесинку», это очень круто, я считаю. Вся ваша семья музыкальная?

Алина – Нет. Вообще не музыкальная: мама – экономист, папа – шеф-повар. Мама считала, что дети должны заниматься музыкой «хотя бы для себя». Это обернулось всё тем, что мы с сестрой обе музыканты-профессионалы. Старшая сестра – пианистка.

Реклама
Алина Коломиец

Алина Коломиец

СБ – В Москве ты работала?

Алина – Работала как певица в камерном хоре «Орфей» при колледже имени Гнесиных и концертмейстером в различных проектах, в музыкальных школах как педагог-хормейстер. Потом ушла в декрет, но уже после декрета появилось желание что-то поменять в жизни. А там Словения и второй декрет.

СБ – Первое ваше место жительства – Блед, визитная карточка Словении, почему перебрались в Любляну?

Алина – Побывав в Любляне по делам, поняла, что в городе мне жить комфортнее, чем в уединенной альпийской деревушке, хоть и рядом находился город Блед. В Любляне открывались курсы словенского, да и дополнительное образование было уже в планах – всё это подтолкнуло к переезду.

СБ – Как Вы стали учиться в таком серьёзном учебном заведении, как Словенская Академия музыки?

Факультет искусств

Факультет искусств

Алина – Зашла, когда услышала звуки музыки, доносившиеся с площади, где находится академии – Stari trg – Думала спрошу: как и что, а там посмотрим. В этот же день меня секретарь познакомила с преподавателем, завотделом, он и посоветовал учиться у них и рассказал, что подготовить для вступительных испытаний.

СБ – Достаточен ли был уровень языка для обучения в таком заведении?

Алина – Нет. Но все мои однокурсницы помогали мне с языком. Даже профессора, когда быстро что-то объясняли, останавливались и спрашивали всё ли я поняла. По-доброму относились ко мне студенты и преподаватели на курсе. Язык ведь невозможно выучить без отрыва от жизни. Есть язык для общения в магазине, а есть профессиональный, с помощью которого ты развиваешься. Меня всегда очень настораживают высказывания, когда люди утверждают, что словенский язык можно выучить быстро. В словенском очень много особенностей, например, каждый регион имеет свой диалект, чтобы понимать нужно время. У нас на курсе были люди из разных регионов и иногда доходило до смешного: мои подруги – одна из Випавы, а другая из Марибора – не понимали друг друга, и мне приходилось переводить, у меня это как-то получалось.

Конечно, знание профессионального языка дисциплинирует, это высокий книжный язык. Музыканты к тому же не должны использовать жаргон и просторечие, это нужно усвоить. Со мной была ситуация, когда мне показалось, что могу использовать слово из сниженной лексики, которое, как мне казалось, подходит к ситуации – нарвалась на критику со стороны словенской общественности.

СБ – Да, я понимаю Вас, Алина. Здесь действительно трудно разобраться с диалектами, может быть поэтому общение между людьми такое неоднозначное. Но радует отношение к литературному языку, как бережно его охраняет местная интеллигенция.

Алина – Я иногда слушаю какие-то передачи: в одних действительно дикторы говорят на «правильном» языке, в других – нет. Моё ухо музыканта ловит диссонанс, даже когда я еду в автомобиле. Одно время я думала, что подтяну язык, если буду читать современных блогеров в Инстаграме, но нет, этот опыт не для меня; подтянуть язык через Инстаграм невозможно, можно наоборот, опустить до какого-то низкого уровня.

СБ – В Словении есть известные блогеры? О чем они пишут? Мне казалось, что в сравнении с Россией, Украиной блогеры здесь мелкого масштаба.

Алина – Ну у нас всё гипертрофировано, если уж работать, то на полную. На пару блогеров я подписана, но особо не слежу за публикациями.  Есть одна женщина – coolmamacitaa – она очень идейная энергичная словенка, кидает интересные промокоды, касательно детей и семьи.

СБ – Какое образование было у Вас первым в Словении?

Алина – Образование хорового дирижера, но я его ещё не закончила, помешала пандемия, не было ещё магистерского концерта.

Алина Коломиец

СБ – А сейчас учитесь?

Алина – Сейчас учусь на фортепиано. В России я закончила музыкальную школу по классу фортепиано, но потом меня привлекло дирижерское направление, казалось – это круто. Мне никто не рассказал, что это очень трудно, но привлекало то, что дирижер — это очень многогранная профессия.  и я получила дирижерское образование. Проблема заключается в том, что быть дирижером — это значит быть музыкантом только на сцене и во время репетиций, но еще и состав выступающих и полностью репертуар ты должен тоже продумывать сам, заниматься организацией концертов, репетициями, менеджментом – всё это обязанности дирижера. Я это всё пережила, когда готовила концерт для выпускного экзамена и поняла, что в Словении мне может не хватить для этого связей и своих внутренних ресурсов.  Приехав в Словению, я обнаружила, что это очень поющая нация, а хорошей фортепианной школы здесь нет по ряду причин, она просто «не вызрела» как, например, в Австрии, в Италии или в России.

Мне очень нравится петь, я с удовольствием пою в местном камерном хоре и в этом плане мои певческие музыкальные амбиции удовлетворены. Но с фортепиано пока не так. Хочется выйти на более профессиональный уровень. (Пока это открытая позиция в моей жизни, её нужно закрывать).

Душа — под музыку — странствует. Странствует — изменяется. Вся моя жизнь — под музыку.

                                                                  Марина Цветаева

Рядом с мамой.

Рядом с мамой.

СБ – Вы говорили, что принимали участие в конкурсах, можете рассказать поподробнее о завоёванных наградах и дипломах.

Алина – Много было разных завоеваний в музыке, основные связаны с детством, например, «Новые имена» Спивакова. Здесь, в Европе, было первое место (фортепианная награда) в конкурсе, в Сербии, 2 года назад. Это было неожиданно для меня. Я поехала за компанию с подружкой и с нашим педагогом по фортепиано.

СБ – Я знаю, в Словении Вы сотрудничали с Аней Могутиной, прекрасным музыкальным организатором, дирижёром, вокалисткой и основателем ансамбля «Рулада».

Алина – Да, с Аней мы познакомились через ФБ, потом стали сотрудничать. Аня тоже дирижер, у нас было много общего. У меня дружба с Руладой началась с «Рулады» для взрослых, мы с Аней творили вместе, писали аранжировки, ночами придумывали репертуар. Еще была «Рулада» для детей, где мы тоже плодотворно трудились. Ансамбль разрастался и развивался. За 5 лет существования ансамбль выступил на многих концертах и на нескольких конкурсах в различных составах. Помимо пения дети занимались также хореографией под руководством прекрасного педагога и хореографа Кристины Чураковой, а также изучали основы сольфеджио и актерского мастерства.

Анна Могутина и Алина Коломиец

Анна Могутина и Алина Коломиец

СБ – Прекрасная была идея и замечательная реализация, жаль, что всё закончилось. Наверное, это не та страна, где можно реализовывать такие проекты?

Алина – В Словении отношение к детству очень правильное, это, бесспорно, но это мешает достигать высоких результатов. До пандемии очень многие жили на несколько стран и многие дети по несколько месяцев отсутствовали. В России всё заточено на результат – ребёнок должен пахать, как взрослый чтобы достичь цели.

СБ – Но у вас ведь почти не было словенцев в ансамбле?

Алина – Контингент по ментальности такой же, как словенский. Трудно работать, когда не все родители разделяют поставленных целей и воспринимают как кружок занятия. Нам хотелось бОльшего. Музыкальный коллектив – это цельный музыкальный инструмент, если у тебя выпадает одна клавиша из инструмента, то музыки не будет, а если и будет, то уже не та музыка. Под каждый концерт готовится сценарий, шьются костюмы. Каждое выступление — это огромная подготовка, можно сравнить с работой тягача; мы не можем позволить детям выходить на сцену не в соответствующей одежде, и с невыученным текстом. Все должно быть максимально подготовленно, начиная с костюма и образа и заканчивая знанием нот и текста, на педагогах лежит огромная ответственность. Очень трудно убеждать и требовать с родителей, что ребенок в выходные нужен на концерте.

На концерте.

На концерте.

СБ – Да, я согласна, здесь нет обязательных требований и это обескураживает. Нельзя начинать формировать ответственность с 18 лет, нужно это делать с раннего детства.

Алина – Нас воспитывали так, что концерт — это награда, выступление на сцене требует соответствия определённого, дисциплины. Мы привыкли к этому с детства, я до сих пор стараюсь одевать своих детей к 1 сентября торжественно.  Но мы теперь живем здесь и будем учиться перестраиваться и пересматривать учебный процесс.

С Аней мы работали дружно, это был прекрасный опыт, мы учились друг у друга творчеству и отношению к жизни, людям.

СБ – Все помнят ваши прекрасные яркие концерты: 9 Мая, Новогодние представления, ваши выпускные…

Алина – Да, вместе с Кристиной и Аней у нас сформировался «золотой» преподавательский состав.

СБ – Сейчас какие планы? Есть проект?

Алина – Честно говоря, многие спрашивают об этом. Но, я пока не готова заниматься новым ансамблем. Это очень тяжело реализовать в одиночку. Поддержки от государства не будет, а ресурсов временных и физических у меня пока нет. Я не хочу делать проект только ради того, чтобы он был, а он должен быть «крутым» – таким как был раньше и не хуже. Аня всегда говорила: один в поле не воин – я вспоминаю её слова часто. Поэтому жду окончания пандемии и единомышленников.

Мир — это музыка, к которой надо найти слова!

                             Борис Пастернак

Беседовала с Алиной Коломиец  Горбунова Анна.

Фотографии их личного архива Алины Коломиец

Продолжение следует…..

Вопросы, комментарии и предложения:

Comments

Прочитайте также

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Отказаться