Connect with us

Портреты

Наша гостья Алина Коломиец о словенской музыке, литературе, о работе в Словении  и о том, что здесь вкусно. (Часть 2)

Аватар McDaniel

Published

on

Алина Коломиец

Наша гостья Алина Коломиец о словенской музыке, литературе, о работе в Словении  и о том, что здесь вкусно.

СБ – Алина, Вы получаете ещё одно образование, с надеждой зарабатывать?

Алина – Я мечтаю работать концертмейстером в коллективе. Мне уже не так мало лет, чтобы мечтать о карьере сольной пианистки и плюс ко всему у меня нет таких амбиций.

СБ – Вы сейчас учитесь платно?

Алина – Да, второе высшее – это платно. Пока такие планы, а там посмотрим. Началась пандемия и всё свернулось в одночасье, планы накрылись.

СБ – Планы нужно строить на перспективу, согласна, тем более что мы здесь в Словении всё же люди приезжие, зависим от многих обстоятельств. Здесь нельзя расслабляться, нужно всё время следить за изменениями в законодательстве, чтобы совсем не потеряться.

Алина – У меня много подружек словенок, они всё время учатся, даже в декрете, боятся что-то пропустить. Если до декрета она преподавала фортепиано, то вернувшись из него, она должна предоставить в методике какое-то новшество, доказать, что она лучше других и достойна этого места. Мои знакомые советуют по окончании фортепианного отделения учиться дальше. Все музыканты имеют 2-3 высших образования, владеют педагогикой: системой Эдгара Вильямса, системой Монтессори. У нас в институте преподаёт девушка, которая закончила вокальное отделение и философский факультет как психолог, причём на обоих направлениях она чуть ли не доктор наук. Это стимулирует и вдохновляет.

СБ – Знаю, что музыканты в Словении – самозанятые, сами должны искать себе работу, проявлять активность в поисках.

Алина – Словения – маленькая страна, здесь рынок небольшой, работу найти сложно. В Москве много музыкальных школ везде, и постоянно нужны педагоги, работа есть всегда, также ты должен профессионально расти, повышать квалификацию. В Словении можно по пальцам пересчитать музыкальные школы; мест не так много, как потенциальных соискателей. Музыка – профессия, в которой долго можно быть наплаву. В Москве я закончила музыкальную школу имени Прокофьева, там очень много престарелых учителей, настоящих профессионалов. Наверное, когда с детьми работаешь – черпаешь энергию молодую…

Реклама

СБ – Моя сестра преподаёт во ВГИКе в Москве, она говорит, что в 60 лет преподавательском составе считается средневозрастным. А вот от 75 и выше – почтенный. Так же и в музыке?

Алина – В музыкальных школах везде так. В своё время меня не взяли работать в мою музыкальную школу — хоть моё имя и поднимало рейтинг школы — потому что я молода и должна выйти замуж, затем уйти в декрет. Испугались, что процесс обучения прервётся, это нежелательно. Я считаю, что хорошо, когда человек работает в преклонном возрасте, но молодым тоже нужно давать дорогу. В России и Словении можно было бы организовать методкабинеты для таких престарелых преподавателей, они делились бы опытом с молодыми, контролировали бы процессы.

СБ – В Словении преподавание в музыкальной школе хорошо оплачивается?

Алина – Не сказала бы, что хорошо оплачивается, но работа достойная, я считаю.

Любляна. Конгрессная площадь.

Любляна. Конгрессная площадь.

СБ. – Я разговаривала с некоторыми нашими соотечественниками, считается, что это копейки, но ради пенсии и стажа можно поработать.

Алина – Думаю, что если такая работа не одна, а многие музыканты работают в нескольких местах, то тогда все достойно. Удовлетворённость от работы зависит от многого: от директора музыкальной школы, от коллектива тоже, от зарплаты и т.д. В общем всё у всех по-разному: кто-то с удовольствием работает в музыкальной школе, а кто-то стремится в исполнительскую практику.

СБ – Вы говорите, что для женщины работать неполный день в музыкальной школе – хорошее подспорье, это если у женщины есть хорошо зарабатывающий муж. А если мужа нет, и она, например, мать-одиночка? Можно прожить с детьми, имея только зарплату в музыкальной школе?

Алина – Думаю, что сложновато. В этом случае нужно будет работать женщине с утра до позднего вечера. Может быть сможет совмещать работу в школе с концертной деятельностью.

Умница и красавица Алина.

Умница и красавица Алина.

СБ – Наш журнал брал интервью у музыкантов Александры Вербицкой и Надежды Токаревой. Выводы сделали такие: платят совсем немного, но бывают концерты, которые оплачиваются дополнительно, а частенько бывают благотворительные выступления, которые совсем не оплачиваются. Девушки не шикуют, прямо скажем. 

Алина – Недаром говорят, что музыкант – это человек, тратящий свои деньги на дорогу. Ты едешь играть концерт, чтобы заработать 100 евро на инструменте, который стоит 15000 евро.

 Музыкальное сообщество в Словении самое закрытое и консервативное. Словенцы как в скорлупе живут, никого не пускают в свою обитель. Даже если у тебя имя известное и ты лауреат многих конкурсов – это не значит, что тебя допустят до какой-либо музыкальной деятельности: надо сначала отучиться, а потом посмотрим…  Мой преподаватель только после магистерского концерта стал замечать меня и разрешил называть себя на «ты», признал, что мы коллеги, хоть у нас и разница в возрасте всего 5 лет; то, что у меня диплом Российской академии музыки имени Гнесиных — одного из лучших музыкальных ВУЗов Европы – никого не волновало.

Цветочное чаепитие.

Цветочное чаепитие.

Алина – Я, конечно, тоже могла бы остановиться на своём московском образовании и никуда не двигаться. Просто я не могу так жить, мне нужно самосовершенствоваться.

На самом деле всё время нужно учиться. Например, русская музыка – это такой огромный пласт, столько произведений ещё не освоено, их нужно доставать из запасников, играть, изучать. Здесь, в Европе, студенты музыкальных факультетов проходят много музыкальных произведений из западноевропейских композиторских школ, изучают разные направления: григорианские хоралы – безумно красивая музыка, достойная внимания, я такое видела в последний раз только в учебниках – это своеобразная специфическая музыкальная грамматика. Я спрашиваю преподавателя: зачем это всё, для кого? А он говорит, что много в церквях находится таких произведений, играть – не переиграть, нужно уметь расшифровывать, каждый музыкант-словенец должен уметь это делать.

СБ – Надо же как интересно. Вы ещё и специалист по древней музыкальной грамматике.

Грегорианский хорал

Грегорианский хорал

Алина – С этим безумно сложно работать, но очень интересно.

 

Всё можно пережить, если подобрать нужную музыку…                                                       

   Курт Кобейн

 

СБ – Эта неудовлетворённость в себе рождает новых гениев, двигает к новым открытиям. Удовлетворённые люди слишком стабильны.

Алина – Я всё время что-то доказываю себе. Наверное — это от мамы, она очень амбициозная. Отсюда и музыкальная школа, и фигурное катание и победы на конкурсах и конкуренция с сестрой. Я всё время была рядом с мамой и сестрой в музыкальной школе, а это 5 раз в неделю; времени требовалось очень много на дорогу и на занятия. Мама везла на себе наше воспитание, а папа кормил семью. Учительница сестры предложила маме занять и меня музыкой, хоть я и была совсем маленькой. Физически маме было легче, потому что мы были вместе. Выбора у меня не было. Ещё одна веха в моём образовании — фигурное катание.

Я туда попала с раннего детства и до 8 лет занималась. На коньки встала потому, что я чуть не заработала астму в детском саду. Я даже добилась каких-то результатов на этом поприще, но в силу того, что я начала очень быстро расти и стала высокой, мне намекнули, что я уже не очень подхожу, ведь фигуристки все невысокие. Потом на тренировке я сильно сломала руку, и мне это уже не понравилось, видимо из-за роста начиналась раскоординация и я стала очень сильно падать, занимаясь с трех лет, первый раз на льду упала только в 7 лет. Перед поступлением в школу олимпийского резерва встал выбор между музыкой и спортом, но музыка победила, менее травмоопасно.

СБ – Какой город в Словении самый красивый и любимый?

Алина – Для меня это Радовлица, там я отдыхаю и наслаждаюсь красотой. Я приезжаю туда и черпаю энергию, это моё место силы. Самый неординарный и самобытный город – это Кропа. Во всём городе всего несколько домов, свой детский сад и маленький магазин «Меркатор». В городе течёт быстрая река, а вокруг горы. Это город кузнецов. Там всё удивляет, если туда приехать на прогулку.

Алина Коломиец

СБ – А какое блюдо из словенской кухни больше всего нравится?

Алина – Интересный вопрос… Наверное это грибной суп в горшочках.

СБ – Напитки?

Алина – Меняются вкусы со временем. Когда я приехала, мне нравилась «Боровничка», сейчас люблю простые словенские вина.

СБ. – Какие словенские исполнители Вам интересны?

Алина – Я бы разделила поп культуру и классику. Как дирижер мне нравится конечно же мой профессор Себастьян Верховник, он профессионал и отлично руководит хором, у него суперпевучие руки, оперная певица и исполнительница старинной музыки Тереза Плут. Из поп музыкантов мне нравится Магнифико, он очень самобытный, Джоржо Балашевич.

СБ – Каких словенских композиторов предпочитаете слушать?

Алина – Я изучаю творчество Якоба Галлуса, он писал старинную музыку (15-16 век), очень нравятся романтики – целая династия композиторов Ипавец и еще мне интересен и Марий Когой. В России не знают этих имён, а это ведь целый культурный пласт, на который повлияла и итальянская композиторская школа, а также немецкая и австрийская. Сейчас подросло новое композиторское поколение: младшая композиторская школа и мои сверстники – пишут для хора и симфоническую музыку. Невероятно талантливые ребята. Думаю, что в скором времени про композиторов Словении заговорят по всему миру.

СБ – Вы говорите, что Вы такая неугомонная, Вам всё время нужно двигаться вперёд. Может быть это карантин так влияет?

Алина – Мой психолог говорит, что пора остановится и бегу я от самой себя, но мне кажется, что профессия музыканта связана с постоянным самосовершенствованием и развитием, а так я меланхолик. В общем много работы с психологом предстоит.

СБ – А что не так? Всё как планировалось: страна нравится, семья любимая гармоничная, с мужем и детьми…

Алина – Всё так. Просто хочется разобраться в себе. Есть ещё что-то, что не сделано.

Алина Коломиец

СБ – Словенская литература Вас интересует, что читали из словенских писателей?

Алина – Франце Прешерна, Фери Ланшек, также Тоне Паучек, переодил классическую русскую литературу на словенский язык и также много детской литературы. Вообще мое знакомство со словенской литературой началось с детских авторов, потому что читаю перед сном детям, а также читаю много переводной литературы. Последнее, что читала «Velika čarovnija» Элизабет Гилберт. Много читаю профессиональной литературы, но, кстати ее на словенском языке очень мало, так как Словенцы прекрасно владеют немецким и английским языками и читают литературу в оригинале.

СБ – Какие они, словенцы?

Алина – У меня своеобразное общение; всё моё окружение — это музыканты. Могу сказать, что среди них очень много весёлых, добродушных, открытых людей.

СБ —   Путешествовать любите?

Алина – Да, люблю Италию и Австрию. Поездки зависят от настроения.

СБ – Эмигранты всегда во все времена объединялись в сообщества по интересам: литературные салоны, музыкальные дома, поэтические собрания и т.д. Сейчас этого нет, а очень жаль. Мы мало общаемся культурно. Вы согласны со мной?

Алина – Когда я сюда приехала, 7 лет назад, здесь всё это было в «Российском центре». Мне кажется, что всё ещё возродится. Например, Александра Павлович читает замечательные лекции о музыке, у неё много слушателей. Даже есть в записи её лекции. Думаю, что после локдауна может родиться музыкально-литературное общество.

СБ – Мне кажется всё меньше и меньше интересующихся. РЦНК перестал быть точкой вращения соотечественников. А русскоговорящие порой стесняются друг друга, а ведь в большинстве своём очень воспитанные и интересные люди. Почему мы друг друга избегаем? Часто в центре  Любляны слышишь русскую речь, но мы не торопимся общаться с соотечественниками…

Алина Коломиец

Алина – Может быть влияют соцсети. Общение в ФБ, например, злое и дурацкое, многие боятся из-за этого знакомиться. В ФБ можно высказаться некорректно и это сойдёт с рук, при личном знакомстве это уже нехорошо. Слышат русскую речь на улице и прикидывают: а кто он на ФБ, может к нему лучше не подходить. Соцсети перевернули наше отношение ко многим людям: я знаю многих здесь живущих, как нормальных и адекватных людей, но, читая ФБ, иногда задумываюсь об адекватности, откуда что берётся. Это обедняет нас, как людей. Когда не было интернета и телевидения люди образовывали культурные общества, концерты, давшие очень много человечеству, открывшие гениев и новые имена.

Сейчас не до этого, видимо. У меня была, и есть всё ещё, идея сделать музыкально-литературную композицию «Серебряный век»: где могут соединиться жанры повествования с музыкой. Рахманинова, Скрябина… Главное – есть ресурсы: есть кому играть, петь и читать. Мне кажется, что в первую очередь можно сделать формат доступный детям и родителям. И кстати, словенцы много раз просили сделать цикл лекции по русской музыке, потому что они очень мало с ней сталкиваются и не знают, как ее исполнять. Поэтому нам есть чему друг у друга поучиться. Культурные обмены опытом всегда рождают невероятные творческие плоды.

Беседовала с Алиной Коломиец  Горбунова Анна.

Фотографии их личного архива Алины Коломиец

Реклама в рубрике #НАШЕДЕЛО

Содержание статьи

Вопросы, комментарии и предложения:

Прочитайте также

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Отказаться