Connect with us
Фотография Л. В. Кузьмина. Фотография Л. В. Кузьмина.

Старожилы

Часть 2 …И, значит, остались только иллюзия и дорога…

Published

on

…мир останется прежним,
да, останется прежним,
ослепительно снежным,
и сомнительно нежным,
мир останется лживым,
мир останется вечным,
может быть, постижимым,
но все-таки бесконечным.

Иосиф Бродский «Пилигримы»

                     Желание начать новую жизнь – не от хорошей жизни.

                                                                                                      Народное.

Реклама
Фотография Л. В. Кузьмина.

Фотография Л. В. Кузьмина.

Наша редакция побеседовала с семьёй, которая приехала в Словению 7 лет назад. Артём, Татьяна и сын Арсен. Ребята рассказали, как устраивались в чужой стране в нелёгкие времена, сколько всего пришлось пережить на пути в новую жизнь, какие уроки извлекли и чего им это стоило.

Часть 2.

С. Б. –  Когда вы приехали, вашему сыну Арсену было 4 года, вы отдали его в детский сад сразу?

Т. – Да, устроили Арсена в детский сад в Мариборе практически сразу. Я была в шоке от местного детского сада, мы к такому не привыкли. Детский сад находился в старом здании, дети целый день толклись в одной комнате, там же и питание было и туалет, а спали дети на пластиковых кроватках. Я помню своё детство, наши детские сады были лучше: в отдельных комнатах и играли и ели. Арсен в мариборском детском саду очень много болел, собрал все инфекции, какие были.  Но, совсем другое дело — это детский сад в селе Ихан: большое светлое современное здание, много комнат, а в туалетах даже писсуары для мальчиков. Оплата была такая же, как в Мариборе, но разница между садами существенная.

С.Б. – Как выбирали школу?

Т. – Должны были пойти в школу в Домжалах, но к этому времени назрел ещё один переезд в Чернуче, рядом с Любляной, поэтому в школу Арсен пошел в Чернучах. Школа была очень большая, детей было много, первых классов сформировалось несколько, нам достался 1-ый «Е». С друзьями у Арсена всё нормально, он дружил как со словенцами, так и с русскоязычными. Хочу сказать, что первый класс совсем не простой в словенской школе. Нас родителей постоянно контролировали и просили помогать детям, домашние задания были, и я помогала Арсену делать уроки. Но у всех разные учителя и разные ситуации.

С. Б. –  Сталкивались с агрессией в школе?

Т.  – Не то чтобы с агрессией… В Логатце. Это была наша очередная школа. История неприятная и, если честно, хочется поскорее её забыть. Недавно закончился судебный процесс, который инициировала психолог школы в Логатце против Артёма. Его обвинили в насилии в семье, в жестоком обращении с ребёнком. В четвёртом классе в школах детям объясняют о насилии в семье. Вот после такого урока психолог сделала вывод самостоятельно, не поставив нас в известность, написала заявление в полицию. Мы узнали, что против нас открыто дело о насилии в семье только после того, как полицейские позвонили и пригласили Артёма на разговор. Наш весёлый мальчик оказывается пошутил, хотел посмешить девчонок, вот и придумал историю, что папа, якобы его бьёт. Он сам потом отказывался от своих слов, объяснял психологу и полицейским, что пошутил, но было уже поздно, машина закрутилась. Нас послали на обследование к независимому психологу, после часового сеанса с ребенком он дал заключение, что ребёнок не подвергается домашнему насилию, после чего суд вынес решение о закрытии дела.

С. Б. –  Дикая история, но обнадёживает то, что суд вы всё же выиграли.

Т. – Да, история действительно очень для нас травматичная. Ребёнок не понимает до сих пор, за что родители отвечали перед судом, ведь это была шутка, игра такая, он никому из взрослых не говорил, что папа его бьёт, он только хотел посмешить девчонок. Вот на основании этой шутки был сделан психологом вывод!

С. Б. – Приобрёл ребёнок раннее знание того, что не все шутки позволяются в обществе, за некоторые приходится отвечать.

Т. – Арсен переживает до сих пор произошедшее, и мы стараемся лишний раз на эту тему не говорить.

Ар. – Меня вызвали в полицию и дали почитать заявление психолога на пяти листах! Я сказал полицейскому, что не верю в то, что написано, маленький ребёнок не может наговорить обвинений на пять листов. Школьный психолог, написала отсебятины.

 Т. – Почти год тянулась эта история. В общем нас оставили в покое только в августе этого года.

Ар. – Три дня назад суд и прокуратура прислали письмо, что снимают обвинения в наш адрес. Если бы факт жестокого обращения подтвердился, то на нас наложили бы штраф – это в лучшем случае.

Т. – Хочется предостеречь всех приехавших недавно родителей, чьи дети пошли в словенскую школу, что такое тоже бывает.

С.Б. – С одноклассниками у Арсена всё складывалось хорошо?

Ар. – Были конфликты. Учительница обещала мне разобраться, но так и не разобралась. Конфликт с мальчиком словенцем, видимо не поделили лидерство. Сейчас всё уже в прошлом, мы не касаемся этих тем.

Арсен. Фото из личного архива.

Арсен. Фото из личного архива.

– С. Б. – Оценки объективно ставят?

Ар. – Считаю, что объективно. У нас школой занимается мама, но, насколько я понимаю, с оценками всё нормально.

Т.  – Да, я контролирую процесс выполнения домашних работ, помогаю, насколько хватает моей компетенции.

Ар.  – Сейчас мы переехали в Мозирье, и от школы пока только положительные эмоции. Учительница нам понравилась.

С. Б. – Где учили словенский?

Т.  – По-разному, и частные уроки брали и курсы. Ещё в Киеве, когда готовились к переезду, Артём учил словенский частным образом. Я плохо говорю по-словенски, для этого нужно общаться со словенцами, а я мало общаюсь. Понимаю хорошо. Артём хорошо говорит по-словенски.

Ар.  – Я шестьдесят часов в Мариборе получил, а всё остальное, общаясь за кофе с друзьями.

С.Б. –  Шестидесяти часов достаточно?

Ар. – Кому как. Мне было достаточно, но люди все разные.

Т. – Я только в этом году получила разрешение на эти бесплатные часы, через шесть лет. Правда группа ещё не сформирована из-за ограничительных мер, я думаю, но как только можно будет приступить к учёбе – я приступлю. Воспользуюсь своим правом на бесплатные курсы словенского языка.

С.Б. –  Теперь у вас есть ПМЖ. Получали без проблем?

Т. – ПМЖ получали без проблем, но референт потребовала подтверждение того, что все 6 лет мы находилась в Словении, это для воссоединённых такое правило. Для нас с Арсеном доказать то, что мы находились всё это время здесь, не составило труда, мы действительно все 6 лет не выезжали никуда. Мы предоставляли заключения из больницы и школы. Если нет ничего из больницы, можно подтверждения от зубного врача или другие документы.

С.Б.  – Как вам словенская медицина?

Т. – Никак. Мне словенская медицина не нравится. Очень много препятствий на пути к специалистам, трудно всё: записаться, сделать УЗИ, обследоваться так, как ты этого хочешь, ожидания по полгода…

С. Б. – У вас есть дополнительное страхование?

Т. – Да, есть, но даже с ним всё очень непросто. Ещё бывает, что бухгалтер не подаст вовремя информацию, тогда приходится платить наличные. Но был у меня и положительный опыт обращения к врачу в Мариборе. Мне нужна была срочно небольшая операция по удалению атеромы, и мне её сделали в течении 2 недель по страховке. Ничего хорошего не могу сказать про детскую медицину: не раз сидели с Арсеном с высоченной температурой в очереди по 4 часа, чтобы врач посмотрел. Потом дают сиропчик, и то только потому, что я попросила.

Ар. – Мы уже привыкли и к врачам с температурой не ходим.

Ещё у меня был случай: я упал с велосипеда и меня забрала скорая с выбитым плечом. Забрала быстро, но ждать пришлось приёма 3 часа. Потом ещё полтора часа меня осматривали и сделали вывод, что нужно вправлять плечо. По своему опыту я знаю, что вправлять нужно было сразу, пока плечо ещё было тёплым, а теперь это будет целая история. Я часто получал травмы, занимаясь спортом, поэтому кое-что знаю в этой области. Меня положили под капельницу с обезболивающим препаратом, который мне не помогал из-за частого использования во время травм, нужно было что-то посильнее. Одновременно мне медсестра принесла анкету заполнить, когда я от боли не знаю куда себя деть… Пришел доктор и стал пытаться вправить мне плечо, боль ужасная, прошу, чтобы вкололи новокаин или ледокаин, отвечают, что в странах третьего мира только используют такие препараты… Я помню, как у нас в «стране третьего мира» мне вставляли ключицу: обкололи плечо и тут же вставили, вот и вся операция… Вправить плечо в словенской больнице оказалось не так-то просто, оно не вправлялось и меня положили под общий наркоз, до наркоза я ещё ждал 3 часа. Дополнительной страховки тогда не было, поэтому доплатил 400 евро.

Т. – Сейчас проблема найти врача. В Мозирье, где мы сейчас живём, врачи не берут пациентов, все заняты, чтобы найти себе врача нужно ехать в Целье или Веленье, но и там дефицит докторов.

С. Б. – На сегодняшний день, когда у вас уже есть ПМЖ, вы можете с уверенность сказать, что какие-то ваши планы осуществились?

…И, значит, остались только иллюзия и дорога…

Ар. – У нас не было каких-то особенных планов и мечтаний, знали, что всё непросто в этой жизни.

Т. – Нам просто хотелось спокойствия и порядка, чтобы с законом люди дружили, честно работали, криминала поменьше, воздух почище – всего того, чего хочет каждый. И мы имеем частично то, за чем приехали, например, наш ребёнок может спокойно гулять на улице с друзьями, и я не нервничаю, когда он с мальчишками долго находится во дворе.

Ар. – За время жизни здесь у нас поменялось мнение о многих вещах: коррупции в Словении ничуть не меньше, чем в других странах, кумовство и блат – вещи обыденные, безопасность для детей – тоже можно поспорить (наш случай с ювенальной юстицией тому пример, защитишь от хулиганов – не сможешь защититься от чиновников), отношение к иностранцам совсем не однозначное – даже если у тебя ПМЖ, то не всегда и везде тебе дадут кредит, а если и дадут, то на других условиях, отличающихся от условий для местного населения. Если брать во внимание качество жизни, то есть быт, то нам здесь нравится: воздух, природа, погода, уют и чистота… Нам не нравится то, что здесь нельзя работать и вести бизнес, если нет «подпитки» из России или Украины, то всё очень трудно.

Т.  – Я, когда читаю в ФБ комментарии на тему бизнес эмиграции, то всегда удивляюсь как люди так смело дают советы тем, кто ещё здесь не был и не пытался даже работать, они пишут: пробуйте, пытайтесь, нет ничего невозможного и т.д. Очень многие приезжают, оставляют здесь всё и уезжают обратно. Мы, наверное, тоже вернулись бы, если бы было куда, но на родине у нас ничего уже нет.

Ар. – Построить бизнес здесь, чтобы он приносил хотя бы половину того, что он приносил бы на родине, невозможно, посто безнадёжно. Если говорят обратное – я не верю… Можно зарабатывать на хлеб без масла, то есть получать тысячу (плюс-минус), но это не то, ради чего стоит всё бросать и уезжать. Если бы мне сказали, какие-нибудь хорошие люди: Артём, будет так, так и вот так – мы бы, однозначно, не поехали или выбрали бы другую страну. Периодически становится обидно за то, что выкинуто столько денег, сил и здоровья…

Т. – Очень много препятствий. Я ведь все эти пять лет до получения ПМЖ работать не могла, если только «на чёрную», те кто по воссоединению не имеют рабочего разрешения, всё бремя содержания ложилось на Артёма, а ведь ещё нужно снимать квартиру и платить коммуналку…

Ар. – Чтобы прожить пять лет до ПМЖ нужно как минимум 150 тыс. евро на троих (это чтобы содержать фирму, налоги платить).

Артём.

Артём.

С.Б. –  Вам ведь встречались хорошие люди здесь в Словении?

Ар. – Да! Много хороших и отзывчивых людей мы здесь встретили. У нас много друзей среди русскоязычных и среди словенцев. Словенцы дружить начинают неохотно, это очень подозрительный и осторожный народ, им непонятно всё, чем мы живём. Главное, что необходимо – язык, учить который нужно сразу по приезде. Если ты хочешь работать и содержать семью, то говорить нужно на словенском, если тебе хватает поступлений из дома и ты не собираешься здесь работать – можешь говорить и на английском, для тебя этого будет достаточно. Но если человек, живя несколько лет, говорит только на английском, то и отношение словенцев будет соответствующее.

С.Б. – Артём, ты говоришь, что налоги пожирают всё. Как тогда выходить из ситуации тем, кто по бизнес эмиграции сюда приехал?

 Ар. – Мы из такого положения выходили не раз: брали взаймы, продавали вещи и золото… Было так: что уже выкарабкались, обновили машины, оптимизировали процессы и в результате получили 6 000 евро штрафа от Люблянской налоговой службы (за ерунду какую-то). Заплатили половину – 3000 евро (мне нужно год работать, чтобы покрыть этот убыток). Через год опять, уже другая налоговая (здесь в каждом АО своя налоговая и каждая проверяет) нашла несоответствие в отчётных документах за 2018 год, мы просрочили документацию на тот момент; но, когда была проверка, все налоги были выплачены. За 2019 год я заплатил налогов примерно 140 000 евро, за 2018 год – 105 000 евро, эти реальные деньги мы платим государству, взамен не получая ничего. Они могут придраться к чему угодно, например, я не выплатил однажды себе регресс и получил штраф 5000 евро и дополнительно себе лично 1000 евро! А мне нечем было себе заплатить регресс, денег не было, но все зарплаты и налоги, зато (!), были выплачены, свои обязательства перед государством я выполнил, но всё равно получил штраф… После этого я продал все машины, помог ребятам устроиться в другие компании и закончил с такси, фирму я объявил банкротом.

Наши, кто имеет здесь фирмы, много делают ошибок и потом получают штрафы. Самая распространённая ошибка, ведущая к большим штрафам — это использование машины, купленной на фирму, в личных целях. Если кататься как на личном транспорте, то нужно не забывать оформлять соответствующие накладные. Часто бывают проверки и штрафы. То же самое можно сказать и про квартиры, купленные как инвестиции: купить квартиру и жить в ней нельзя (можно только сдавать и делать бизнес), а если живёшь, то плати сам себе аренду и соответствующий налог. Как-то так…

С. Б. Сейчас чем занимаетесь?

Ар.  – Сейчас я работаю на крупную российскую компанию на аутсорсинге и завишу от внешнего рынка. Коронавирус сильно подкосил, но, тем не менее, стабильный доход я имею. Если будет предложение хорошей работы в другой стране, мы, без сожаления, переедем.

С.Б – Чего пожелаете нашим соотечественникам, пакующим чемоданы в Словению?

Ар.  – Не питайте иллюзий! Будьте готовы к тому, что работать будете много, а получать придётся мало…

 

От редакции. Дорогие ребята, выражаем вам сердечную благодарность за участие в нашем проекте “Старожилы”, спасибо за откровенный рассказ и доверие! Желаем вам только добра, пусть всё получится! Счастья вам, здоровья, удачи во всех начинаниях!

…И, значит, остались только иллюзия и дорога…

Вопросы, комментарии и предложения:

Comments

Прочитайте также

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Отказаться